09:00
24
`03`2020

От Европы до Азии

О своём отце, фронтовике Сергее Дмитриевиче Уткине рассказывает вязниковец Владимир Уткин. Ему — слово.

Сергей Дмитриевич Уткин во время Великой Отечественной войны воевал в артиллерии. Папа был водителем на американском «Студебеккере» и возил на прицепе гаубицу калибром 120 миллиметров, а также расчёт из семерых бойцов.

Его боевой путь пролегал по Украине и Венгрии. Завершилась Великая Отечественная для отца в Австрии. Как он потом вспоминал, радости в тот момент не было предела – думали, что всё худшее позади. Но 13 мая руководство построило дивизию и объявило, что пришло время вступить в противостояние с ещё одним агрессором – империалистической Японией. Погрузив технику, солдаты отправились на Дальний Восток…

На родную землю возвращались в числе самых первых, но восторга особого не было. После Москвы Сергей Уткин рассчитывал, что, быть может, подразделение поедет мимо Вязников, но поезд повернул на Муром.

Долгая дорога – и вот уже солдаты у Байкала. Кое-кто решил искупаться наскоро, но таких набралось немного – вода была ледяной. А отец окунулся. Когда ещё будет такая возможность?!

Добравшись до места назначения, выгрузили технику и отправились через Хинган в степи Маньчжурии. Двигались без отдыха, забираясь всё выше и выше в горы. А потом были очередные столкновения…

За участие в боях Сергей Дмитриевич Уткин был награждён Орденом Славы III степени, медалями «За победу над Германией», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Японией» и другими наградами. Память о его подвигах – навсегда в сердцах детей, внуков, правнуков.

Из воспоминаний С. Д. Уткина:

«Это произошло в 1944 году на территории Украины. Между боями случился небольшой перерыв. Мы стояли на окраине села, приводя себя в порядок. Мимо двигался вновь сформированный батальон пехоты. У большинства бойцов были новое обмундирование и оружие. Примерно в километре от нас находилась березовая роща, где батальон и расположился на привал.

Наверное, через полчаса послышался сильный гул. В небе заблестели немецкие бомбардировщики. Они начали сбрасывать на рощу снаряды. Обычно артналёты и бомбёжки проходили после воздушной разведки самолётом-наводчиком. На этот раз его не было – значит, скорее всего, где-то находился диверсант, который и передал координаты для бомбардировки.

Спокойно смотреть на страшное зрелище было невозможно. Берёзовые стволы летали как спички, а что делалось с людьми, мы узнали позже. Через какое-то время поступил приказ: отцепить пушки и освободить кузова. Отправились к роще. Такого ужаса ни до, ни после мне видеть не приходилось. Везде лежали изуродованные тела, отдельные руки, ноги, головы. Неподалёку солдаты выкопали траншею, в которой и похоронили погибших. В живых тогда остались единицы, но они продолжили биться за Родину».

Автор: Кирилл Светляков

Иллюстрации к материалу