13:19
19
`03`2020

НА ЭТО БЫЛО ТЯЖЕЛО СМОТРЕТЬ

Татьяна Григорьевна Козлова — уроженка Брянской области, и хотя уже более двух десятков лет она живет на Вязниковской земле, некоторые особенности выговора родных мест, с более твердыми «ч» и «ш» сохранились.

Татьяна Григорьевна Козлова — уроженка Брянской области, и хотя уже более двух десятков лет она живет на Вязниковской земле, некоторые особенности выговора родных мест, с более твердыми «ч» и «ш» сохранились. Так говорят белорусы, что не удивительно: жители Брянщины и Белоруссии – добрые соседи, и Татьяна Григорьевна очень тепло отзывается о сябрах, так как довольно часто ездила в Белоруссию. Другая соседка – Украина, но там она ни разу не была. А вот беда оттуда однажды пришла…

О том, что на Чернобыльской АЭС случилась авария, жителей районного центра Красная Гора официально оповестили только 10 мая(!), но их самих, по выражению Татьяны Григорьевны, «осенило», что здесь что-то не так. Действительно, в ночь с 26 на 27 апреля прошел проливной дождь, а утром на улице люди увидели лужи оранжевого цвета – с чего бы это? А еще над городом стало пролетать много вертолетов в сторону Украины.

«Не знаю что страшнее: радиация или ложь», — говорит Татьяна Григорьевна, вспоминая те горячие дни. Знали или не знали в местном райкоме партии о степени опасности распространения радиации, трудно сказать. Тем не менее, первомайская демонстрация в Красной Горе не была отменена, на нее вывели и школьников.

Татьяна Григорьевна в то время работала медсестрой районной больницы. Она вспоминает, как их собрал главный врач, прояснил ситуацию. Им были выданы йодистые препараты, с которыми медики выезжали в самые отдаленные деревни, объясняли жителям, как ими пользоваться.

В конце мая детей стали отправлять в санатории, в более «чистые» районы. Под Брянском был отличный детский санатории «Белые берега». «Когда детей вывезли, улицы опустели, стояла мертвая тишина – страшно. Проезжали как-то мимо отселенной деревни Барсуки: калитки от ветра хлопают, коты пробегают, яблоки красивые висят – есть нельзя. На все это было очень тяжело смотреть. Приказали всю скотину отвести на мясокомбинат. Мы сдали свою корову-кормилицу, стали в магазине молоко порошковое покупать, но это разве молоко!», — вспоминает собеседница.

В 1987 году Т.Г. Козлова прошла специализацию и стала работать помощником врача эпидемиолога в местной санэпидстанции. Правда сам врач — молодой, не женатый — почему-то быстренько уволился и уехал. Присылали специалистов из областной СЭС, но вместо положенного месяца они выдерживали от силы две недели и тоже возвращались назад – район был сильно загрязнен радиацией. «Мы же, местные, семейные, понимали, что надо работать, — говорит Татьяна Григорьевна. – Делали, что положено: выявляли очаги инфекционных заболеваний, школы обследовали, вели профилактические беседы с населением».

Но ведь и все не из железа. Первый гипертонический криз у Т.Г. Козловой случился еще в мае 1986 года. Давление тогда зашкаливало. Ей назначили лечение, она пробыла на больничном одну неделю и вышла на работу. Но чем дальше, тем проблемы со здоровьем становились все серьезнее. Дошло до того, что в 1990 году Козловы вынуждены были, как ни жалко расставаться с родными местами, уехать из Красной Горы. Они жили в зоне с правом на отселение, и, получив страховку за утрату имущества, компенсацию за родительский дом, переехали вместе с родителями в Вязниковский район.

Добрым словом вспоминает Татьяна Григорьевна начальника управления сельского хозяйства того времени Николая Леоновича Матюхина. Он помог переселенцам решить основные вопросы с жильем и работой. Козловы обосновались на территории совхоза «Спартак» в двухквартирном деревянном доме. Для главы семьи нашлось место управляющего в том же хозяйстве, а супруга пошла работать медсестрой в Лукновскую больницу. Обзавелись постепенно подсобным хозяйством, стали жить на новом месте, врастать в Вязниковскую землю. Повзрослели дочери: старшая Елена после института начала работать врачом-кардиологом, младшая, Наталья, также после вуза – экономистом.

И всегда с большим уважением относились в семье к отцу Т.Г. Козловой Григорию Ефимовичу Янченко. Ветерану Великой Отечественной войны, участнику обороны Москвы, боев за Крым, награжденному многими орденами и медалями, был отмерен большой жизненный век. Он скончался на 99-м году жизни и нашел упокоение в вязниковской земле.

Когда Татьяна Григорьевна узнала из газеты «Маяк» о сборе средств на сооружение памятного знака чернобыльцам, она приехала в местное отделение ООО «Союз Чернобыль» и сделала свой вклад. Бывший тогда председателем Александр Петрович Куделькин внес её в списки отделения. К чернобыльцам у неё особое отношение: «Это наши спасители, — говорит Татьяна Григорьевна, — если бы не они, то на нашей Брянщине была бы вторая Хиросима».

И говорит это человек, воочию видевший и на себе испытавший последствия атомной катастрофы.

Автор: Сергей Апостолов

Иллюстрации к материалу