09:43
03
`03`2020

Машинист эсминца «Разумный»

Уроженца деревни Палкино Козловского сельсовета (вязниковское заречье. – Прим. авт.) Михаила Васильевича Кукушкина призвали на войну весной 1942 года. 12 апреля во Владимире собралась целая команда молодых людей со всех городов и районов. Не теряя лишнего времени, новобранцев погрузили в вагоны и отправили на Соловецкие острова.

На Северном флоте

В начале Великой Отечественной войны на Соловецких островах находился один из учебных отрядов Военно-Морского Флота, и нашего земляка зачислили осваивать специальность корабельного машиниста. После нескольких месяцев обучения Михаила Кукушкина приписали к Северному флоту.

— Прибыл я на место прохождения воинской службы, — вспоминает ветеран. – А с Дальнего Востока к нам как раз пришли три корабля: два эсминца – «Разумный» и «Разъярённый» — и лидер «Баку».. Меня определили на миноносец «Разумный», где я и проходил машинистом всю войну.

В исторических хрониках говорится, что эскадренный миноносец «Разумный» вступил в строй 20 октября 1941 года, а уже 7 ноября был включён в состав Тихоокеанского флота. Вместе с другими кораблями он был переброшен в Мурманск для усиления Северного флота.

— Кораблём командовал командир, а мы в машинном отделении работали, — говорит Михаил Васильевич. – Наш корабль посылали на самые разные задания. Появились немецкие подводные лодки – нас отправляли их бомбить. Показались вражеские корабли – мы шли им наперехват. Команда была большая – 450 человек.

И боевых походов, и ожесточённых сражений, и экспедиций на долю «Разумного» выпало изрядно. Вязниковец рассказывает, как в 1942 году их корабль участвовал в спасении личного состава гибнущего эсминца «Сокрушительный»:

— Месяца два я пробыл на «Разу­мном», освоился, ко всему привык. А тут миноносец «Сокрушительный» при 11-бальном шторме разломило напополам. Кто находился в кормовой части, потонул сразу. Экипаж в носовой части остался на плаву. Наш корабль направили спасать выживших. Двоих попробовали вытащить, бросали им спасательное кольцо, но матросы ушли под винты «Разу­много» и погибли. Вскоре нас отозвали и прислали другой, самый тихоходный корабль. Если не изменяет память, то из 450 человек на «Сокрушительном» уцелело чуть больше 70.

— Служить на корабле было непросто, — делится пережитым Михаил Кукушкин. – При 11-бальном шторме не то что кушать, я думал, что кишки из меня наружу выйдут. Куда я попал?! Лучше бы в солдаты идти: пристрелили раз, и кончились мучения…

Всё время в походах

Собеседник вспоминает, что американские союзники помогали нашим войскам продовольствием, приходилось встречать и доставлять к месту разгрузки транспорты. На базе «Разумный» заправлялся топливом, брал запас воды и еды и снова отправлялся в походы. До конца войны корабль, на котором служил вязниковец, практически непрестанно был в море: эскортировал конвои, выходил на поиски надводных и подводных судов противника, участвовал в обстреле норвежского порта Вардё… И всё же в этой непростой боевой обстановке находилось время и для дружбы, и для общения.

— Иностранные союзники приглашали нас посетить свои корабли, и мы их, соответственно, звали в гости, — говорит Михаил Васильевич. – Часто случалось так, что все союзники оказывались вповалку. Мы же выпивали всю водку, что была у них на кораблях, и уходили, как трезвые.

Известие о победе застало нашего земляка в море. Тогда собрали и накрыли столы, всем налили по сто граммов, и командование объявило экипажу об окончании войны.

Впрочем, флотская служба 9 мая 1945 года для машиниста Михаила Кукушкина не закончилась. Сразу после войны его включили в команду, которая отправилась в США для приёмки кораблей.

— На американских всё было хорошо оформлено, даже мороженое имелось, — рассказывает вязниковец. – Еда разнообразная. Берёшь поднос, тебе накладывают, что хочешь, за столик садишься. Настолько приятно и комфортно!

Приёмка кораблей прошла успешно. Вот что об этом эпизоде службы Михаила Васильевича написал журналист Сергей Апостолов в материале «Военная молодость – Северный флот»: «Это были большие современные фрегаты не с турбинными, а с поршневыми установками, и ему (Михаилу Кукушкину. – Прим. авт.) пришлось самостоятельно переучиваться. Его назначили старшиной группы, и они, приняв корабли – 6 фрегатов, привели их во Владивосток».

— Из Владивостока мы направились в Порт-Артур, где и проходили дальнейшую службу, — говорит собеседник. – С китаянками имели добрые отношения, и нас оттуда перевели в Камчатскую флотилию. Демобилизовался я с Камчатки. Это был 1948 год.

На малой родине

Домой Михаил Васильевич Кукушкин вернулся в мае 1948 года. В принципе, флотский машинист не прочь был и дальше оставаться на военной службе, но отец прислал письмо, в котором сообщил, что мама находится в тяжёлом состоянии и хочет увидеть сына. Задерживаться было нельзя.

— Я сразу вернулся домой, — рассказывает ветеран. – Вскоре поехал в Горький учиться на машиниста железной дороги. Работал сначала машинистом, а потом меня назначили начальником мазутного хозяйства. Все фабрики и заводы к нам приезжали за топливом. Особенно много мазута расходовал льнокомбинат.

Возвращение сына придало силы маме Михаила Кукушкина, позволив ей продержаться ещё полгода.

— Маму похоронили на самый Новый год, — вспоминает собеседник. – За документами ходил в клуб, а там праздник шёл, здание было забито молодёжью.

Но жизнь продолжалась, и надо было налаживать быт. Михаил Васильевич женился, вместе с супругой они вырастили и воспитали двух дочерей.

Сегодня ветеран Великой Оте­чественной войны живёт в Пансионате имени Е.П. Глинки города Вязники.

Машинист эсминца «Разумный» Михаил Кукушкин награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Советского Заполярья» и «За победу над Японией».

Автор: Антон Агеев

Иллюстрации к материалу