10:31
26
`03`2020

«Единоросское» большинство владимирского Закса приняло «Кодекс кота Леопольда»

Согласно ему в области будет действовать «тихий час» с 13 до 15 часов

На мартовском 2020 года заседании Законодательного Собрания Владимирской области одними из самых «долгоиграющих» оказались, казалось бы, самые «простые» вопросы — о принятии в регионе закона «О тишине» и сопутствующих ему изменений в закон об административных правонарушениях. На обсуждение «закона общежития», как назвал инициативу один из её разработчиков, ушёл почти час.

Первое, что отметил Роман Кавинов (именно он вместе со своим однопартийцем Павлом Шатохиным разрабатывал законопроект), особо нового в их «затее» ничего нет. Законопроект «О тишине» — лишь развитие действующего с 2014 года областного закона «Об административных правонарушениях». Народные избранники уточнили термины, а главное — предложили установить «часты тишины» в дневное время. С 13 до 15 часов. Ранее «не шуметь» жители региона-33 были обязаны, согласно закону, только в ночное время.

«В 82 субъектах Российской Федерации в том или ином виде есть норма, запрещающая шуметь в ночное время, более, чем в 20 регионах установлены законы, которые подразумевают «тихий час», — объяснял коллегам свою правоту Кавинов, попутно поясняя, что «зашевелился» в этом вопросе после обращения избирателей.

При этом он же «обнажил» проблему, наличие которой ставит работоспособность «свежеиспечённого» закона под сомнение.

Во Владимирской области не заключён договор между администрацией и МВД. Соответственно, даже в ночное время сотрудники полиции не имеют права штрафовать мешающих спать соседям граждан, а лишь пресекают правонарушение. Затем материал полиция передает в муниципальную комиссию по административным правонарушениям, а уже она штрафует нарушителя.

Количество нарушений закона о тишине в ночное время, которое назвал Кавинов, в принципе не говорит ни о чём: подобных штрафов в 2019 году было наложено всего около 300. Число избирателей, обратившихся к Кавинову с просьбой ввести в области «тихий час», тоже не особо убедительно. Роман Кавинов, заявивший, что обращений «вал», в ответ на вопрос одного из коллег, уточнил, что их … «за сотню».

Первым «розовую идиллию» Романа Кавинова по поводу работоспособности закона «О тишине» нарушил коммунист Шамиль Хабибуллин. Подобный вопрос он изучал ещё будучи депутатом городского совета Владимира. И прекрасно знает, что даже закон о тишине в ночное время «так себе» работает, поскольку полиция не имеет права наказывать нарушителей и бороться с ними в итоге идут «бабушки из КТОСов».

«Чем нам поможет данный закон усовершенствовать процедуру?», — спросил Хабибуллин «о главном» и в итоге услышал довольно странный ответ автора, считающего свою инициативу «архиважной».

«Здесь, скорее, не желание наказать того, кто шумит ночью или с 13 до 15, речь идёт о «правилах общежития». Эта норма для того, чтобы граждане знали, — ремонтируй, веселись и шуми в многоквартирном доме тогда, когда это не мешает соседям», — пояснил Кавинов.

«Попытал» Кавинова о главном — кто будет исполнять закон, лидер фракции КПРФ Максим Шевченко. На его вопрос «единоросс» ответил совсем абстрактно, пустившись в рассуждения о христианской морали.

«Есть общепринятые нормы, которые и не требуют того, чтобы мы какие-то законы соблюдали. Но, к сожалению, не все граждане нормам христианской морали следуют. Для таких несознательных граждан, которые не подчиняются «правилам общежития» общепринятым, этот законопроект», — заявил Кавинов.

А в ответ получил от коммуниста вопрос «в лоб»: «Вы нам предлагаете принять моральный кодекс гражданина?!».

По сути, Шевченко разгромил Кавинова и его законопроект, назвав его «неким документом, который не регулируется надзорными или юридическими структурами, а обращается к душе человека».

Отдельно лидер фракции коммунистов «потроллил» оппонента за «пикантную» фразу в законе. Под запрет попали некие «иные действия, сопровождающиеся звуками».

«Что вы имеете ввиду?», — спросил Шевченко.

«Если Вы будете стучать палкой по батарее, это будут иные действия», — ответил Кавинов, а потом, под нажимом всё того же Шевченко, к «иным звукам» отнесли [здесь Кавинова поддержал спикер ЗС Владимир Киселёв] и лай собак, и пение канареек в «неположенное» время.

«Убийственный» для Кавинова вопрос задали и либерал-демократы.

«Указывается «громко, громко, громко». Для Вас — громко, а для меня — не громко. Где мы можем уточнить, что громко, а что — не громко», — спросил его депутат Александров.

В роли «спасательного круга» для начавшего в очередной раз тонуть Кавинова снова выступил спикер ЗС.

«Мешает вам сосед спать, это значит громко, если не мешает спать, значит не громко», — сказал Владимир Киселёв.

Позднее, после того, как депутаты, недовольные «сырым» законопроектом Кавинова, завалили выступающего вопросами, вроде «а будут ли бороться с молодёжью, играющей во дворе на гитаре?», председатель уточнил, что «любые звуки, которые мешают людям, должны пресекаться».

Поскольку понятие «сосед шумит» весьма субъективно, а то, что наказывать нарушителей в момент совершения этого самого нарушения сейчас попросту некому, немалая часть депутатов выступила против принятия закона сразу в двух чтениях.

А прекрасную характеристику его сути дал Максим Шевченко.

«Соблюдение тишины — важнейшая вещь. Но данный закон является абсолютно популистской попыткой. Это следует из выступлений тех, кто его поддерживает. Хотят принять не закон, а некий абстрактный документ, который скажет о том, что фракция, которая его продвигает и принимает, хорошая. Что вы заботитесь о покое граждан. Но этот документ — это не законопроект. Это на самом деле «моральный кодекс», призыв быть хорошими. Позиция кота Леопольда, этот документ так и назовут: «Ребята, давайте жить тихо», как говорил кот Леопольд мышам. Если вы запрещаете шуметь, вы должны определить — что именно они нарушают, что такое шум, как будет пресекаться попытка шума», — заявил депутат и предложил принять документ в первом чтении и доработать его — «из предложения жить хорошо и дружно сделать нормальный закон».

В итоге за принятие документа в первом чтении проголосовали 28 депутатов [2 нажали кнопку «против», а один народный избранник воздержался]. Во втором чтении свои голоса закону «О тишине» отдали 22 человека, против высказались 8, а 1 воздержался. К 22 голосам нардепов, присутствующих в зале, добавились три «За» заочников и этого хватило, чтобы принять «сырой» закон.

Александр Степанов