09:26
26
`03`2020

Боевой путь корректировщика огня

В редакцию «Маяка» пришёл наш постоянный читатель Александр Кобяков, чтобы рассказать о своём отце – участнике Великой Отечественной войны Константине Петровиче Кобякове. Александр Константинович принёс массу архивных материалов и документов, по которым можно проследить боевой путь ветерана от Вязниковского РВК Ивановской области до Берлина.

Константин Петрович Кобяков был призван на войну в январе 1942 года и вскоре оказался на Калининском фронте. Сохранились записи, в которых советский воин описывает эти события:

«Товарищи! Свой боевой путь я начал в марте 1942 года на Калининском фронте в 23-й стрелковой бригаде автоматчиком. В боях под Калинином, Невелем и Великими Луками я был до 1943 г. В январе 43 г. за взятие крепости, при выходе из Вел. Лук я был тяжело ранен. Полгода госпиталя и вновь передовая, уже за пределами нашей Родины, в Польше… Форсирование реки Вислы, бои за взятие Варшавы, участие в боях в Чехословакии – взятие Праги. И дальше пошли на Германию.

Участвовал в боях за взятие городов в Германии. Особый трудный бой был во время форсирования реки Одер. На плацдарме реки, где удерживалась наша часть, отражалось до 13 атак в час. Наши ряды редели, но не сдавались и ночью под огнём делали переправу. Дальше артподготовка, пришло подкрепление, так как нас осталось мало, и взяли путь на Берлин.

В апреле 1945 г. мы были в Берлине. Форсировали реку Шпрее, и здесь наш боевой путь был закончен. За время боевой службы награждён орденом Славы и двумя медалями «За отвагу».

В заключении мне хочется сказать наше солдатское спасибо партии и правительству за их неустанную борьбу за мир во всём мире. Пусть наши дети и внуки не знают тех ужасов войны, которые пережили мы».

В наградном листе, прикреплённом к приказу по 6-й отдельной тяжёлой миномётной бригаде Резерва Главного Командования, есть «краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг» старшего разведчика 1-го дивизиона Константина Петровича Кобякова:

«Участник Отечественной войны с января 1942 г. в уличных боях в Великих Луках кр-ц Кобяков, оставшись один среди погибших товарищей, забросал гранатами взвод немцев, засевших в разрушенном доме. В схватке был ранен, но, несмотря на ранение, истребил всех 17 сопротивлявшихся гитлеровцев. Без сознания был вынесен с поля боя и эвакуирован в госпиталь. Позднее кр-ц Кобяков неоднократно участвовал в боях разведчиком 550 МП, всегда следуя в первых рядах пехоты, обнаруживал цели, чем помогал командованию дивизиона выполнять поставленные перед ним задачи. В 1 д-не 6 отд. бр. является одним из лучших старших разведчиков. Достоин правительственной награды медаль «За отвагу».

Ещё один боевой подвиг теперь уже старшего разведчика-наблюдателя 6-й тяжёлой миномётной бригады, ефрейтора Константина Петровича Кобякова описан в наградном листе к приказу подразделения №2 от 3 февраля 1945 года:

«Кобяков во время подготовки к артнаступлению на Радомском плацдарме 14.01.45 г., находясь на передовом НП, обнаружил 75-мм батарею противника (огневой расчёт), 3 пулемёта, 1 дзот, 2 орудия прямой наводки.

Во время артнаступления корректировал огонь батареи, находясь в передних траншеях пехоты, чем содействовал продвижению нашей пехоты и эффективности огня батареи по уничтожению огневых точек противника.

Достоин правительственной награды орден Славы III-й степени».

За проявленные храбрость, мужество и героизм К.П. Кобяков также был награждён Орденом Отечественной войны I степени, медалями «За взятие Варшавы», «За взятие Праги», «За взятие Берлина», «За победу над Германией». Получил восемь благодарностей от товарищей Сталина.

Вернулся из армии он 3 июля 1946 года. После войны Константин Петрович 45 лет отработал водителем в госплемзаводе «Пролетарий». Награждён орденом Трудового Красного Знамени, медалями «За добросовестный и долголетний труд» и «За трудовое отличие». Умер ветеран на 79-м году жизни.

Вот как вспоминает о героическом супруге его жена, Галина Николаевна Кобякова:

«О своём боевом пути он не хотел рассказывать, так как тяжело было вспоминать, да и люди не могут понять, какой ценой досталась нам эта победа, так как они не испытали этого ужаса.

Единственным собеседником его был мой папа Н.Я. Павлов. Они вместе работали на железной дороге. Папа уехал на фронт с бронепоездом, а Константин Петрович – как исполнилось 18 лет. Единственное, что он говорил, что было такое состояние, что (возможно, пропущено слово «хотелось». – Прим. авт.) умереть от этих ужасов войны. Но видя, как погибают невиновные люди, старики, боевые товарищи, появлялась сила, желание не жалея своей жизни отомстить фашистам».

Автор: Антон Агеев

Иллюстрации к материалу