10:12
14
`02`2020

Установить причину массовой гибели пчел не удалось

Установить причину массовой гибели пчел, которая была зафиксирована летом прошлого года в Юрьев-Польском районе, так и не удалось. При этом утверждать, что медоносные насекомые погибли в результате отравления, нельзя, уверен глава областного департамента ветеринарии. По словам Максима Тихонова, пчел на ядохимикаты исследовали, опасные вещества выявлены не были.

Проблема массовой гибели пчел, действительно, существовала во многих регионах страны. У нас было не больше трех обращений, связанных с заболеванием пчел. В основном на нас выходили владельцы незарегистрированных пасек, — говорит Максим Тихонов. — Мы направляли сотрудников ветеринарной службы для выяснения обстоятельств, отбирались пробы для исследования. Но опасных заболеваний по фактам обращений выявлено не было. Исследовали в том числе и на пестициды, но фактов отправлений выявлено не было.

Однако не все так однозначно. Сотрудники департамента проверили на ядохимикаты только несколько погибших семей. И только в случае, когда пчеловод обратился к ним лично. За период массовой гибели пчел официально было зарегистрировано не больше пяти жалоб от владельцев пасек от пяти до семи семей. Остальные случаи остались без внимания.

У нас летом полностью погибли две семьи. Мы 27 июня пришли к пчелам и увидели, что они просто перестают летать, начинают кочевряжиться. И это в самом начале, когда только начинаешь откачивать мед. Мы потеряли около ста тысяч пчел! — рассказал «Призыву» пчеловод Илья Савватеев. — Я сам в департамент ветеринарии не обращался, но, когда к нам приезжали журналисты, наших погибших пчел брали на исследование. Тогда их проверили, нам сказали, что пчелы отравлены пестицидами.

Я могу подтвердить, что в данном случае речь идет о том, что пчелы пострадали не от инфекции, а от химических препаратов. В противном случае мы бы фиксировали, что насекомые умирают постепенно. А тут за один день пропали целые пчелиные семьи. Это массовое отравление, но чем точно, сказать не могу, — рассказал «Призыву» старший преподаватель Института экологии и биологии ВлГУ Руслан Жуков.

Производители меда предположили, что в происходящем виноваты аграрии, которые обрабатывают поля химикатами.

Работы не отрицали и сами сельхозпроизводители. Проблема в том, что зачастую они не знакомы со всеми владельцами личных подсобных хозяйств в округе и якобы просто не знают, кого предупреждать о химической обработке полей.

Если мы знаем о том, что, например, в Новоалександрово есть пасека, то мы за три дня до начала работ предупредили пчеловодов об использовании химикатов. И там проблем нет. Но мы не можем бегать за каждым пчеловодом, — озвучил свою позицию генеральный директор АО «Шихобалово» Анатолий Монастырский. — К нам пострадавшие пчеловоды приходили за компенсацией, но где доказательства нашей вины? Нужна взаимосвязь.

В действующем законодательстве предусмотрено, что во время обработки полей должны сообщать об этом владельцам пасек. С тем, чтобы они не допускали вылета пчел за несколько дней до этого. Мы общались с владельцами сельхозпредприятий, которые проводят такие обработки , — пояснил Максим Тихонов. — Они тоже жалуются, говорят, мы не знаем, кто и где содержит пчел. А если пасека не учтена, как мы найдем владельцев?

Сейчас, по данным департамента, во Владимирской области около 50 пасек, которые официально зарегистрированы. Но большинство собирает мед на личном подсобном хозяйстве. Пчелы погибли в основном на таких пасеках. А их владельцы даже не смогли затребовать компенсацию своих убытков.

Ранее “Призыв” сообщал, что массовая гибель пчёл во Владимирской области, скорее всего, не повлечёт за собой наказания виновных.

Полина Тарбеева

Фото Ильи Савватеева

Иллюстрации к материалу