16:44
19
`02`2020

Как в конце войны и после Победы в Коврове и области ловили агентов Абвера и гестапо

#75 лет Победы После упразднения в 1929 году Владимирской губернии, одноименная область возникла лишь 14 августа 1944 года. В конце того же месяца было создано областное Управление Наркомата госбезопасности (УНКГБ) в составе двух оперативных и следственного отделов, отдела кадров и других вспомогательных служб. Одновременно возникли 4 городских отдела — в Коврове, Муроме, Александрове и Гусе-Хрустальном, 2 городских отделения — в Вязниках и Кольчугино, а также 19 районных отделений

(Подготовка агентов Абвера)

Первым начальником УНКГБ по Владимирской области стал полковник госбезопасности Горелов, который вступил в должность 1 сентября. Штатная численность всего управления составила почти 500 человек. Но кадры удавалось подбирать с трудом: шла Великая Отечественная война, и людей постоянно не хватало. Даже к середине сентября штат управления был укомплектован лишь примерно на две трети.

А включаться в работу новой структуре необходимо было немедленно: военное время требовало удвоенной бдительности и принятия самых жестких мер в случае проявлений враждебности и пораженчества, не говоря уже об откровенной вредительской и диверсионной деятельности на территории области. Хотя наш Ковров и весь Владимирский край к осени 1944-го находились глубоко в тылу, расслабляться органам не приходилось и здесь.

Уже в первый же месяц работы областное УНКВД вынуждено было арестовать группу работников Гороховецкого военного лесокомбината — выходцев из Западной Украины. Эти граждане, лидерами среди которых были рабочие Недельский, Бороденко и Омельчук вели среди заводчан пораженческую агитацию, призывали людей к забастовкам. Тот же Борожденко, например, внушал гороховчанам, что когда Красная Армия дойдет до Львова, «то там наши украинцы пойдут вместе с немцами бить коммунистов». Националисты пытались сагитировать рабочих не выходить на работу и саботировать распоряжения руководства завода, но жители Гороховца не поддались на провокацию. Виновные были быстро установлены, задержаны и преданы суду.

В сентябре 1944 года владимирским чекистам удалось выявить действующих на территории новообразованной области ряд агентов немецкой разведки. Был арестован некто С.Андронов, который попытался обосноваться в области на постоянное место жительства неподалеку от Коврова. Сотрудники УНКВД установили, что этот человек во время оккупации Калужской области служил в организованном немцами лесничестве старшим объездчиком, был завербован фашистами, вынюхивал, а затем предавал советско-партийный актив, привлекая к этому делу подчиненных ему лесников.

Тогда же была задержана гражданка А.Сорокина, которая была завербована немцами еще в 1941 году на территории Эстонии. В годы войны она являлась провокатором, выдала немало патриотов и партизан. После отступления гитлеровцев из Прибалтики, Сорокину оставили на освобожденной территории с разведывательным заданием. Выполняя это поручение, она прибыла в наш край, но здесь карьера немецкой разведчицы была пресечена…

Несмотря на то, что УНКГБ по Владимирской области было создано уже в самом конце войны, владимирскими чекистами было выявлено немало агентов врага. Причем поиски оставленной в СССР агентуры продолжались и после Победы. Всего к сентябрю 1946 года, за первый год своего существования, сотрудниками Управления Министерства госбезопасности (Министерства пришли на смену наркоматам весной 1946-го) по Владимирской области было выявлено и обезврежено 23 агента немецкой разведки и контрразведки.

В июне 1945 года был арестован скрывавшийся под личиной кочегара Струнинской ТЭЦ агент-провокатор немецкой разведки П.Антонов. Во время оккупации города Старая Русса в Новгородской области Антонов «сдал» немцам несколько коммунистов, оставленных для работы в тылу врага, а также выдал местонахождение партизанского отряда, его воору​жение и численность.

(Среди массы советских граждан в годы войны чекистам необходимо было выявить замаскированных агентов врага)

Тогда же был арестован кучер фабрики имени III Интернационала в г.Карабаново С.Журавлев. Было установлено, что в 1942 году он вместе с немецким карательным отрядом участвовал в уничтожении жителей села Журиничи Брянской области. Тогда около 200 человек, включая женщин и детей, были заперты карателями и полицаями в сарае и заживо сожжены — якобы за связь с парти​занами. Преступная деятельность Журавлева была подтверждена многочисленными свидетельскими показаниями селян из Журиничей, которые опознали бывшего пособника фашистов.

Значительный интерес представляло дело агента немецкой разведки Абвера В.Дученко. В сентябре 1941-го в составе группы советских парашютис​тов он был заброшен в тыл к немцам в район Смоленска, но был задержан немцами, перевербован и активно использовался как резидент Абверкоманды-309. В 1944-м в городе Бобруйске Дученко содержал конспиративную квартиру, на которой принимались агенты Абвера. В январе 1945 года он был направлен в главный штаб немецкой разведки на восточном фронте (в так называемый «Штаб Залли»), а оттуда передан в распоряжение разведывательно-диверсионного органа «Цеппелин». В составе группы агентов-диверсантов Дученко в форме капитана Советской Армии был заброшен в глубокий тыл с несколькими задачами, в том числе сбора информации о военных заводах Коврова. Но на ковровской земле его карьера диверсанта закончилась. На следствии Дученко назвал более 40 известных ему агентов Абвера и «Цеппелина», которые были найдены и обезврежены.

(Немецкие армейские разведчики ведут сеанс связи со своими шпионами, засланными в советский тыл)

В 1946 году в Коврове был задержан гражданин Н.Тимофеев. Оказалось, что под фамилией Завьялов он действовал в качестве агента Абвера, окончил немецкую разведшколу в Витебске. Характерно, что лже-Завьялова в начале 1945-го уже задерживали, но в марте ему удалось бежать. Немецкий разведчик больше года скрывался в Калининской, Ивановской и Владимирской областях. Однако в последней его выявили и обезвредили.

В том же 1946-м во Владимире чекисты «вычислили» засланного в областной центр агента Гестапо. Им оказалась скромная преподавательница школы рабочей молодежи. Обучала она… немецкому языку! Гражданка Е.Хромова была завербована немцами в 1943-м, некоторое время провела в Германии, в том числе в Берлине и Дрездене, действовала в концлагерях в качестве «подсадной утки» — выясняла настроения и замыслы узников. Затем агент под оперативным псевдонимом Тамара Садовская была заброшена в советский тыл и обосновалась во Владимире. Здесь ее и арестовали. Чекистам удалось даже найти тех солагерниц, которых Хромова предавала во время нахождения в «Рейхе». Показаниями последних шпионка была полностью изобличена.

Всего же в первые послевоенные годы УМГБ по Владимирской области было разыскано 366 преступников периода войны — немецких агентов, карателей, предателей и других изменников родины. Это был скромный, но от этого не менее значимый вклад в дело Победы и разгрома немецкой агентуры на территории нашей страны.

(В годы войны чекистам порой приходилось воевать, не выходя своих кабинетов)

(Мертвая хватка НКВД. Плакат военной поры)

(Удостоверение советского контрразведчика военной поры)

Иллюстрации к материалу