09:13
10
`12`2019

Долгожданные «треугольнички» с фронта

На предложение принять участие в проекте, посвященном празднованию 75-летия Великой Победы, и рассказать о своем отце-фронтовике откликнулась Мария Ивановна Ульянова из Вязников. Вот её воспоминания:

— Мой отец, Чирков Иван Андреевич, 1907 года рождения, уроженец села Азрапино Наруксовского района Горьковской области, был призван на фронт в первые дни войны из деревни Малые Удолы. А как мои родители оказались в д. Малые Удолы – это очень сложная и печальная история. Шел 1939 год. Живя в с. Азрапино, мой отец работал водителем служебной машины начальника НКВД. По ложному доносу семья — мои родители и двое детей, старшему из которых исполнилось 3 года, а младшему не было и года — подверглась репрессиям.

По рассказам моей мамы, в том страшном 1939 году много семей вместе с детьми выселяли из домов, грузили в машины и вывозили на железнодорожную станцию, где уже стоял состав. Людей помещали в вагоны, в которых можно было перевозить только скот. Звякнул железный засов, поезд тронулся. Никто не знал, куда и зачем их везут. Спустя какое-то время поезд остановился на неизвестной станции, конвоир откинул железный засов и предложил отцу сходить набрать воды для едущих в вагоне. Станция называлась Ново-Вязники. Когда отец вышел из вагона, он заметил, что конвоир отвлекся. В этот момент папа подбежал к вагону и вытащил из него мою мать и детей. Они спрятались на станции в кустах. Надвигались сумерки. Конвоир привычным жестом накинул железный засов, и поезд медленно тронулся. Родители перекрестились — так отец спас свою семью.

В кустах провели ночь, а когда забрезжил рассвет, родители пошли по дороге наугад. Отец нес на руках трехгодовалого брата, а мама на полотенце, перевязанном через плечо, грудную сестру. Спустя время родители пришли на Толмачевский венец и, вглядываясь в местную даль, увидели белую церковь. Решили идти к ней. К вечеру семья добралась до деревни Золотая Грива, переночевали в церкви, а утром жители деревни, сгоняющие скотину на пастбище, указали им на пустующий дом писателя Ивана Симонова в деревне Малые Удолы. Сам автор жил в Вязниках и был не против постояльцев. Так семья и обосновалась в доме известного вязниковца.

Спасло семью от голода и то, что отцу доверили пасти деревенское стадо, производя оплату харчами. 17 апреля 1941 года, за два месяца до начала страшных для страны событий, на свет появилась я. Получив известие о начале войны, уходил на фронт солдат Иван Чирков. Оставлял он жену и троих маленьких детей фактически в чужом доме. Поцеловав меня, лежащую в подвешенной к потолку люльке, отец ушел навсегда.

С фронта стали приходить редкие письма, сложенные треугольником. Мама и отец были неграмотными, поэтому письма отцу писали его братья по оружию. Он сам лишь в конце письма ставил подпись «Чирков». Эти письма мама хранила до последних дней своей жизни. В них отец называл её не иначе как «дорогая моя Шуронька» или «Сашенька» и всегда наказывал: «Береги детей». В январе 1945 года пришло последнее письмо от отца. А потом настала невыносимо тяжелая тишина, неизвестность. Победной весной 45-го с фронта стали возвращаться односельчане, отца не было… Осенью мама обратилась в военкомат, чтобы узнать хоть что-то о муже. В извещении значилось, что наш отец Чирков Иван Андреевич погиб 21 марта 1945 года в боях за освобождение Венгрии. Невозможно осознать тот факт, что отец прошел все четыре года страшными дорогами войны, получал ранения и лечился в госпиталях, вновь шел громить врага и погиб, не дожив до победного мая всего лишь 47 дней. Несправедливо. А мама всю жизнь продолжала его ждать, прося нас, подрастающих, вновь и вновь перечитывать те маленькие письма — треугольнички».

Автор: Людмила Бизяева

Иллюстрации к материалу