18:06
28
`08`2019

Друзья музея раскритиковали политику ВСМЗ

А можно было по-другому! Нужно было! Такая поддержка жителей области, такие большие ожидания, связанные с новым старым руководством музея, такое единодушие и даже, наверное, эйфория от ощущения сопричастности к большому делу — это почти растеряно за полгода. Трудно сказать, какой финансовый эффект получит Владимиро-Суздальский музей-заповедник от своих решений — отмены аккредитации частных гидов, пересмотра льгот пенсионерам, введения «сувенирного налога». Но имиджевый ущерб уже очевиден. «Общество друзей музея», сыгравшее важнейшую роль в судьбе ВСМЗ последних лет, выступило с критическим заявлением по поводу политики руководства культурно-исторического учреждения.

Можно понять негодование частных гидов — лишение аккредитации ударило по их бизнесу. Можно понять досаду предпринимателей, использующих в своей продукции изображения музейных объектов, — у них отбирают деньги. Общественники ничего не теряют. Кроме надежд. Они были связаны с активным вовлечением владимирцев в жизнь музея. В широком смысле. От проведения народных акций, как это было зимой, когда жители Владимира несли новогодние игрушки на музейную ёлку, до участия общественности в принятии стратегических решений, будь то концепция развития музея или отношения с РПЦ. Потенциал в виде желания людей возродить «родной музей» можно было использовать, развивать, можно было создать новую, интересную форму взаимодействия администраторов и энтузиастов, которая, скорее всего, была бы уникальна для России.

Вместо этого всё скатывается к привычному — к директивному управлению, круто замешанному на юридической казуистике. Без предупреждений, обсуждений и объяснений принимаются решения «кому в бровь, кому в глаз», а недовольных отсылают через пресс-релизы к пунктам закона, к судебной практике, к разъяснениям вышестоящих инстанций… Музею надо зарабатывать, кто спорит. Вопрос — как, какими методами к этому идут? Дело не в деньгах. Дело — в отношении к людям. Это отношение «Общество друзей музея» посчитало неприемлемым.

Заявление Общества друзей Владимиро-Суздальского музея-заповедника

Музей – не «империя»!

г. Владимир, 23 августа 2019 г.

Уважаемые друзья!

Общество друзей Владимиро-Суздальского музея-заповедника создано и работает с открытыми и понятными целями, изложенными в нашей миссии.

В полном соответствии с этой миссией в 2016-2018 гг. мы открыто выступали против превращения музея в частный ларек, в котором игнорируются интересы общества и государства, не учитываются и даже попираются наши традиции.

Как вы все знаете, вместе со всеми активными гражданами нашего региона и страны нам удалось музей отстоять. Управленческая команда, желавшая превратить Владимиро-Суздальский музей-заповедник в частное предприятие, удалилась из города по разным адресам, надеемся, навсегда.

Мы заявляли тогда, что теперь перед нами всеми и перед музеем встают гораздо более сложные задачи —  изменить музей так, чтобы он стал современным, привлекательным, встроенным в общество институтом, гармонично сочетающим в себе традиции музейного искусства и тенденции современного мира.

Нынешний музей – уже не частный ларек. Однако, в полном соответствии с нашей миссией сегодня мы открыто заявляем, что мы также против существования музея в виде «империи».

Когда-то этот термин был довольно популярен. Некоторые журналисты так до сих пор и называют ВСМЗ – «музейная империя», имея в виду, видимо, большое хозяйство и объем охраняемых и развиваемых памятников.

Но не стоит забывать, что у слова «империя» есть основное значение, которое происходит от латинского «imperium», то есть «властвовать», «командовать», «господствовать».

Так вот, мы считаем, что время таких «империй» прошло. В том числе и в музейном царстве. Современный музей – совсем не империя, которая может легко «командовать» и «господствовать» над окружающим миром. Современный музей – один из важнейших социальных институтов, безусловно, заслуживающий внимания и защиты со стороны общества, но и от самого музея современное общество ждет не «господства» и «властвования», а сотрудничества и кооперации в деле охраны и развития нашего общего наследия.

К сожалению, в основе некоторых решений и действий Владимиро-Суздальского музея-заповедника до сих пор лежит именно «имперскость».

Например, всем уже известна история, прогремевшая и на федеральном уровне, о так называемом Прейскуранте платных услуг, в котором музей, в том числе, устанавливает расценки на использование изображений памятников и зданий, в которых сегодня находятся музейные экспозиции.

Мы уже пытались привлечь внимание общественности и самого музея к тому, что правовая основа части положений этого прейскуранта противоречива, а некоторые формулировки неаккуратны и неоднозначны.

Например, в подпункте 3. Пункта 4. Прейскуранта четко указано, что с физических и с юридических лиц взимается плата за (цитируем)  «использование изображений зданий музея и культурных ценностей в мультимедийных проектах (сети интернет, сайты, веб-страницы и т.д.)». Таким образом, с любого человека, опубликовавшего, скажем, в Инстаграмме свою фотографию на фоне Золотых Ворот, музей требует оплату в размере 4200 рублей за одно изображение!

Абсурдность данного положения очевидна и не требует даже юридического обоснования. Она очевидна даже для руководства музея, которое на словах признает, что эту часть Прейскуранта надо корректировать. Правда, пока до корректировки, видимо, руки не дошли.

Но более серьезные проблемы создают пункты Прейскуранта, посвященные взиманию платы за коммерческое использование изображений зданий музея и культурных ценностей. На этот раз неаккуратность формулировок и противоречивость правовой основы Прейскуранта привели к возмущению большого количества предпринимателей и производителей сувенирной продукции, оформивших свои претензии в виде открытого письма.

Ответ музея на открытое письмо предпринимателей, на наш взгляд, продемонстрировал ту самую «имперскость» в мышлении по отношению к «немузейному» пространству.

Нам стыдно читать этот ответ одного из заместителей директора музея на письмо граждан, вызванное искренней болью из-за создаваемых самим музеем проблем. Стыдно, потому что это не тот стиль и не те слова, которыми руководитель государственного музея должен разговаривать с людьми. Стыдно, потому что автор, в конце многословного письма, наконец,  все-таки доходит до приглашения к диалогу, однако, уже в первых строках этого письма употребляет такие слова и выражения, которые делают равноправный диалог невозможным.

Это стиль имперской администрации, снизошедшей до общения с провинциальным тягловым сословием вовсе не для «налаживания диалога», а для демонстрации своего высокого положения, «властвования» и «господства».

Нам стыдно еще и потому, что нежелание понять другую точу зрения, уверенность в собственной непогрешимости ввергают музей и граждан в правовые конфликты и судебные тяжбы, вместо того, чтобы вместе работать на благо региона и страны.

Мы не будем здесь останавливаться на юридической стороне этого дела. Хотя позиция музея, выраженная в письме, вовсе не кажется очевидной и правильной.

Да, суд – цивилизованный метод разрешения споров, однако, на наш взгляд, этот способ уместен тогда, когда уже использованы другие методы, такие как переговоры, дискуссии, поиски компромиссов и т.д. Но империи не любят компромиссы.

А как иначе понять милостиво высказанное в ответе музея разрешение для предпринимателей приходить в музей и просить о снижении расценок? Так и видится парадный подъезд музея и толпа просителей с заломленными шапками. Это и есть современность? Это и есть современное право, которое по определению должно создавать общее для всех правовое поле и правила с минимумом исключений и отсутствием возможностей для «индивидуальных» решений по велению «хозяина»?

Мы как могли старались смягчить складывающуюся ситуацию. Выступали с разъяснениями, на личной встрече с дирекцией музея просили внести изменения в принятые решения, доказывали, спорили, до последнего надеялись, что непродуманные и противоречивые документы будут скорректированы в результате продуктивного диалога партнеров.

Но у империи нет партнеров, есть только подданные.

Что мы еще не сделали, чтобы отвести беду от музея? Мы не знаем. Мы считаем, что сделали все, что смогли в этой ситуации.

Но пока не смогли главного. Мы это понимаем, осознаем, и теперь будем стараться сделать все от нас зависящее, чтобы переход от «империи» к современному музею, соответствующему интересам общества и граждан, обязательно состоялся.

Считаем, что нашему музею следует открыто и твердо расставаться со своими «имперскими» рудиментами и развивать партнерские механизмы взаимодействия с обществом, что должно быть отражено и в новой концепции развития музея.

Именно в этом мы видим будущее нашего музея, именно в этом теперь  наша главная задача, и мы приложим все силы, чтобы этого достичь. Вместе с музеем, вместе со всеми. Времена «империй» прошли. И тот, кто этого сегодня не понимает и не признает, приносит музею большой и ощутимый вред.