07:19
30
`04`2019

«Полный беспредел» — Сипягин, Киселев и МЧС ругали муниципалов за такую борьбу с пожарами

Всех троих не устраивает, как в районах предотвращают и тушат возгорания

29 апреля в белом доме прошло совещание законодательной и исполнительной власти Владимирской области и МЧС — с главами муниципальных образований. Пепелища дач в Муромском районе, большое количество очагов по всему субъекту — все это сделало тему сухой травы — необходимой. И, судя по тому, что говорит МЧС, муниципалитеты относятся к теме спустя рукава, как будто у них в каждом районе стоит по городу новостроек резервного фонда для погорельцев.

Тема горящей травы зазвучала во время выступления Виктора Придыбайло, руководителя административно-технического надзора. Он рассказывал о состоянии памятников воинам Великой Отечественной на территории области. В конце генерал-майор и руководитель МЧС-33 Владимир Белозеров задал докладчику вопрос. Главного спасателя волновало, сколько административных протоколов о сжигании мусора и травы муниципалы выслали в инспекцию административно-технического надзора по статье 7.7 Областного закона №11: «сжигание сухой травы, мусора, листвы, бытовых и производственных отходов на территории населенного пункта, в том числе в контейнерах и урнах».

Придыбайло ответил: нисколько. По словам инспектора, только в Ковровском районе и в самом «городе оружейников» невооруженным глазом видно, что власти косят траву. В остальных уездах «лучинки» растут возле заброшенных домов и в других пожароопасных местах. Вот как чиновник высказался об органах местного самоуправления (МСУ), которые не присылают протоколы: «Они ждут, наверное, что надо на них прокуратуру натравить».

Вышел выступать сам Белозеров. Из его доклада стало ясно, что районные власти во многих местах сквозь пальцы борются или помогают бороться с огнем в подвластных им территориях. По прогнозу погоды от генерала-майора — в регионе с каждым днем будет все жарче, а значит — вероятность очередного пожара растет.

По данным космического мониторинга, во Владимирской области 239 термоточек, хотя в прошлом году была только 31. Из 239 подтвердилось 198. Выделяется Муромский район — 59 термоточек, Александровский — 37, Суздальский — 29, Меленковский — 25. Меньше всего очагов в Ковровском районе, где «траву по осени убирают».

За текущую весну — 515 случаев травяных пожаров. 300 из них полыхали прямо у населенных пунктов. По этим эпизодам муниципальные административные комиссии и должны были отчитываться перед белым домом и искать виноватых, но почему-то этого не сделали. Больше всего дымило возле Владимира, а также в Александровском и Собинском районах. Поодаль от жилых домов — 215 пожаров сухой травы. Тут на «тоске почета» — Муромский, Вязниковский и Камешковский районы.

По словам Владимира Белозерова, большая часть возгораний случилась на землях сельхозназначения [192 инцидента]. Тут в порядке убывания горели: Александровский, Камешковский, Ковровский, Собинский. Вязниковский, Кольчугинский и Муромский уезды. Пламя занималось и землями общего пользования [219 инцидентов], и приватными участками граждан [46], и землями запаса [8].

Из 192 пожаров на землях сельхозназначения только по 16 муниципальные чиновники составили протоколы административной ответственности. Возбуждено 143 расследования.

В целом, огонь разлетелся по 1200 гектар земли [почти участок земли под мусорный полигон в Филипповском], а в 2018 году было всего 136 гектар — в десять раз меньше.

Порой пожар перекидывается на хозяйственные постройки и приносит урон жителям: это казусы в Гороховецком районе, Петушинском и Муромском.

Горят мусорные полигоны: тлеет мусор на Никулинской свалке в Гусь-Хрустальном районе [меры не принимаются — МЧС] и горит несанкционированная помойка в деревне Хламово Суздальского района. В данный момент власти ее ликвидируют.

Происходящее, по словам генерала, может привести к полному «капуту»: где-то придется эвакуировать население.

В Березниках Собинского района горит торф, но МЧС борется с ним в одиночку. Участок земли находится в аренде у какого-то предпринимателя, он тоже пожар не тушит. Также дважды пришлось гасить торфяную подстилку в Гусь-Хрустальном районе. Белозеров предупреждает, что если полыхнет под Гусем — придется отвечать не только перед федералами, но и перед экологами из Greenpeace [планетарный позор].

А вот как идет в муниципалитетах опашка поселений тракторами [создается земляная полоса, не дающая огню переброситься с леса на дома]. МЧС рекомендовало всем сделать опашку до 30 апреля, но на данный момент из 177 населенных пунктов [что примыкают к лесам] к пожару готовы 137 [65%]. Тут в лидеры по непаханности выбились Владимир, Гусь-Хрустальный и Александровский районы. Хуже ситуация с садоводческими объединениями — из 68, по имеющимся данным, профилактику от огня провели только в 4. Александровский, Киржачский и Петушинский районы не прислали сведения по опашке. Все в порядке только в Коврове и в Судогодском районе.

Заведено 337 протоколов за нарушение при палах травы, костры, запущенность территорий и сжигание мусора. 117 протоколов составили сотрудники государственного пожарного надзора [их всего 50 человек]. 212 протоколов составили органы местного самоуправления [хотя у них в наличии 954 человека, в 20 раз больше]. Остальные протоколы составили Россельхознадзор и лесники. Александровский район написал 1 протокол, тогда как в нем «термоточило» 50 раз…

Суздальский и Судогодский районы смотрятся экстравагантно на фоне других. Вместо отчетов о пылающей траве они шлют МЧС протоколы о выгуле собак в неположенном месте и о сбитых сосульках. Это не соответствует требованиям, которые предъявляются к отчетным данным.

В 39% населенных пунктов, где рядом леса, негде поставить пожарную машину, чтобы набрать воды в цистерну [нет пирсов]. «Я вам официально заявляю, коллеги, без воды мы тушить не сможем», — мрачно заявил расстроенный генерал. В 31% случаев — есть пожароопасные свалки, все заросло.

МЧС напомнило о сотнях тысяч штрафа, которые грозят муниципалитетам за пассивность и бездействие. Владимир Белозеров поднял недавний случай в Собинском районе, когда горела трава возле поселения, ее тушил только один человек — глава. Рядом ковырялся трактор для опашки, который не помогал, пока на него не накинулась административная инспекция.

«Неужели у вас у всех есть резервный фонд, коллеги? У всех есть резервный фонд, чтобы предоставить жилье, которое сгорит? Или у вас есть дополнительные выплаты в соответствии с законодательством погорельцам?», — задавал риторические вопросы руководитель спасателей. В зале стояла тяжелая тишина.

В Муромском районе, где горели дачные дома, ущерб составил больше 200 тысяч рублей. Виновники пепелища могут стать фигурантами уголовки по 168 статье УК — уничтожение или повреждение имущества. Оказывается, оперативные группы органов МСУ не выявили ни одного очага возгорания.

МЧС готово выступить с законодательной инициативой — ввести дополнительные административные санкции против руководителей районов и городов, где уничтожено имущество и погибли люди.

Губернатор Сипягин выступил с воспитательной беседой:

«То, что сейчас происходило в этот период, у меня возмущение было максимальное, и поэтому штрафы будут тоже максимальные. По каждому главе будем делать отдельные выводы. <…> МЧС у нас что, должно одно сражаться, в одиночку что ли со всеми? И тушить пожары? Ну что это такое вообще?», — спрашивал губернатор у глав.

«Рядом примыкает к населенному пункту лес, опашки нет. Как так-то вообще, я не понимаю? Хотим загореться, чтобы дома загорелись, чтобы люди погибли?», — глава региона добавил, что противопожарная работа будет критерием подхода к профессиональной деятельности того или иного главы МСУ [KPI владимирского розлива].

Затем выступил председатель Законодательного Собрания Владимир Киселев: «На моей памяти я, честно говоря, не помню таких палов травы, как в этом году. Конечно, полный беспредел. Создалось впечатление, что какое-то бессилие органов власти вообще. И у людей тоже. Вы посмотрите, что творится в социальных сетях. Как нас с вами поливают. Люди, наши жители, — за нашу с вами работу», — констатировал спикер ЗС.

Владимир Киселев заявил, что областная администрация должна контролировать муниципалитеты, а совещание это надо было провести раньше, а не когда уже «все свершилось». По словам спикера областного парламента, с населением на местах никто не работает, жгут все и все подряд. Особенно — дети, им надо рассказывать, что нельзя играться с огнем. Киселев сам звонит муниципалам, когда видит, как чернеет земля владимирская, но он не знает, звонит ли еще кто и не понимает, почему это он должен звонить. Губернатор заметил, что муниципалы люди взрослые, у них есть сотни подчиненных, сами должны работать нормально. На этом совещании Киселев и Сипягин были во многом солидарны друг с другом. Губернатор пригласил выступить руководителя контрольного комитета белого дома Сергея Полузина, который путешествовал по всем городам и весям, примыкающим к огнеопасному лесному фонду.

Полузин более конкретно описал масштаб халатности некоторых районных чиновников, запущенности и разрухи. Проиллюстрировал все фотографиями. Если бы сейчас вдруг в недобросовестных уголках области загорелись леса или поля, пожарные машины падали бы с обрывов, тонули бы в канавах, не могли бы проехать к прудам, закачивали бы с водой мусор из прудов, поселки и деревни бы горели без опашки, водонапорные башни не работали бы, так как нет резервного источника питания.

Александр Холодов

Иллюстрации к материалу