12:00
10
`08`2018

Убийство списали на… пневмонию?

33-летний Гор ОВАКИМЯН скончался в ИК №6 пос.Мелехово Ковровского р-на 6 июля т.г. от пыток и побоев. Руководство колонии почти неделю скрывало этот факт от родственников. Сестра убитого встретилась с братом в… морге облцентра. Официальная версия трагедии – причинение смерти по неосторожности (?!).

Случай с Гором Овакимяном не единственный. Пытки, издевательства и даже убийства поставлены во Владимирской обл. на поток. Причем это происходит с такой регулярностью, что даже мне, повидавшему многое в этой жизни, становится не по себе. Только с марта по июль т.г. в учреждениях регионального УФСИН это уже… 6-й труп (?!).

В российских тюрьмах, где всё продается и всё покупается, такой беспредел становится нормой. Поэтому меня удивляет реакция федералов на случай в ярославской тюрьме, где персонал буквально издевался над заключенными. Это подается как… прецедент (?!). Садистов собираются якобы даже судить. События же во Владимирской обл. почему-то утаиваются.

Главная беда в том, что руководство ФСИН наотрез отказывается признать порочность существующей системы наказания.

Вот как на скандал в ярославской колонии отозвался первый замглавы ФСИН Анатолий Рудый исправлять (см. «Гнилой базар» в «Нашей Версии» от 30 июля т.г.):

«Мне очень обидно и больно, когда люди, которые занимаются правозащитной деятельностью, говорят, что у нас в системе ничего не поменялось, ГУЛАГ как был, так и остался. Но ничего у нас от ГУЛАГа не осталось, хотя, конечно, есть какие-то недостатки. Есть отдельные случаи, которые мы готовы разбирать и исправлять».

Между тем член президентского Совета по развитию гражданского общества Максим Шевченко указывает, что-де Рудый и его шеф Геннадий Корниенко«выкинули из общественных наблюдательных комиссий всех, кто пытался защищать права заключенных, заменив их кадровыми тюремщиками» и «препятствуют наделению членов СПЧ при президенте России полномочиями по надзору за действиями наших сотрудников». Таким образом, тюремное ведомство «огораживается» от здоровых сил извне считая их, вероятно, если не врагами, то недругами? Шевченко пытается заочно полемизировать с руководством ФСИН: «В ваших тюрьмах пытают и мучают здесь и сейчас», а тем временем генерал Рудый вещает: «Если кто-то и мечтает, чтобы общественные наблюдательные комиссии заработали как проект, который будет работать против ФСИН России, не стоит на это надеяться». Таким образом, отмечает Шевченко, «генерал Рудый заявляет, что борьба за нормальное содержание в тюрьмах – это борьба против России!» (см. указанный номер «Нашей Версии»). При таком подходе сложно надеяться на то, что в пенитенциарной системе хоть что-то существенно изменится к лучшему.

Накануне спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко отрезала: «Чудовищное преступление в ярославской колонии показало, что ФСИН надо реформировать».

«Десятилетиями власть пытается изменить порочную тюремную систему, но тщетно, — пишет журналист «Нашей Версии»Руслан Горевой, — наказывают одного начальника, а его сменщик продолжает действовать, как наказанный предшественник. И ничего не меняется».

Пример тому – случай с Овакимяном.

Георг Овакимян(брат Гора): «После морга мы поехали к руководителю Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Владимирской обл. генерал-майору Александру Васильевичу Еланцеву. Он сказал, что берет это дело под свой личный контроль, и на следующий день утром машина Следственного комитета уже была направлена в морг. Следователь сфотографировала, всё записала, патологоанатом пришел и уже совершенно по-другому разговаривал. За день до этого он говорил, что на теле Гора нет побоев, только какие-то микроцарапины, мозоль на ноге, маленькие синячки, ожог от дефибриллятора, который сердце заводит».

Ани Симонян(сестра Гора): «Первый протокол, в котором вообще ничего не было указано, исчез, там написано было — двусторонняя пневмония легких, и всё. А потом появился протокол, где все повреждения уже указаны. Дело передали в поселок Мелехово, где расположена колония.

В свидетельстве о смерти причиной указана «двусторонняя пневмония».

Сейчас тело находится в судебно-медицинском морге Владимира. Они не хотели, но мы настояли на том, чтобы сделали повторное вскрытие. Не верится, что укажут истинную причину смерти. Насколько новая комиссия будет объективна, насколько они там взаимосвязаны между собой? Честно говорю, у меня надежды вообще никакой»(см. «Промочил ноги в карцере и умер от пневмонии» в «Новой газете» от 27 июля т.г.).

Это происходит в разных учреждениях Владимирской обл., но в основном фигурирует Т-2 (тюрьма «Владимирский централ»), ИК-6 и ИК-3, где областная больница для заключенных. Схема такая: всех заключенных, которые свозятся во Владимирскую обл., пропускают через ИК-6, там у них карантин 20 суток. Гор именно там сидел. Заключенных, которые не идут на сотрудничество с администрацией, которые какие-то правонарушения совершают, отправляют на «ломку» в ИК-3.

Там издеваются, бьют. Кто выдерживает все эти пытки, тех уже отправляют добивать на Т-2. Я видел людей, которые себе вскрывали горло, от уха до уха резали лицо, животы резали, чтобы только не попасть на Т-2, чтобы только не попасть на «тройку».

Я недавно попытался добиться возбуждения уголовного дела в отношении начальника Владимирского централа Климова. Мы проанализировали всю его деятельность за последнее время, года за три-четыре. 24 предписания выписано прокуратурой на его имя: за систематическое нарушение права, систематическое нарушение закона в отношении осужденных, в отношении адвокатов. Но он до сих пор остается начальником тюрьмы. Следственный комитет всё замял. Вот и с Гором ситуация странная. Я спрашиваю следователя: «Вы заключение эксперта читали? Может, мне для вас его почитать, расшифровать, что там написано? Вы дело-то возбуждаете о несвоевременном оказании медицинской помощи. А человека убили. Там такой перечень повреждений! Там нет ни одного участка тела, на котором нет следов побоев. Его забили. Что же вы дело возбуждаете по такой глупой статье?»«Я разберусь» — вот и весь был ответ.

Недавно молодежный форум «Территория смыслов» с «парадным визитом» посетила уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. Ей передали письмо от заключенных Владимирского централа. «Люди считают, что их незаконно осудили, и я готова буду выслушать их», — пообещала высокая гостья. Потом г-жа Москалькова была на аудиенции с губернатором. В беседе участвовала и местный омбудсмен Людмила Романова, которая, похоже, больше обеспокоена отчетностью перед Москвой и своим работодателем – Заксобранием. Татьяна Москалькова похвалила собеседниц, что «они успешно справляются с поставленными задачами» (?!).

Валерий Горбунов,

правозащитник