17:42
25
`04`2018

Представитель Следственного комитета считает, что источник детской агрессии находится в интернете

Старший помощник руководителя Следственного комитета по Владимирской области Ирина Минина рассказала о том, что за начало 2018 года погибли уже 15 детей

Сегодня прошла конференция во Владимирском институте развития образования. Мероприятие было посвящено «Актуальным проблемам профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в образовательных организациях». В преддверии летних каникул это особенно актуальная тема.

Большинство выступающих освещали частные темы: региональные проекты, чемпионаты, лагеря отдыха и так далее. Доклад же Ирины Мининой оказался всеохватывающим. Она привела статистику преступлений с участием детей.

Так, за начало 2018 года возбудили уже 19 уголовных дел. 29 подростков ответят за свои поступки в суде. В отношении детей было больше преступлений – 53, из которых 36 сексуального характера. 28 несовершеннолетних официально признаны потерпевшими.

Погибших детей, по словам Ирины Александровны, 15 человек. Она рассказала, почему они ушли из жизни.

— Совершено убийство 2-х детей – это нонсенс для нашего региона. В Муроме 6-летний мальчик погиб от рук собственной матери, которая, совершая суицид, взяла его за руку и вместе с ним бросилась под поезд. Вязники. Варенька, 1 год, 1 месяц – погибла от рук собственного отца. 6 детей погибло на пожаре – Собинский р-н. В Струнино Александровского р-на погибло 5 детей – четверо из одной семьи и еще в другой семье один ребенок. Один малыш задавлен грудью матери, когда после кормления она уложила его рядом с собой и уснула – город Муром. Второй ребенок умер от телесных повреждений головы, полученных при падении с рук пьяной бабушки – Вязники. 16-летний житель Петушинского р-на совершил суицид практически без видимых причин. Другой 16-летний подросток из Петушков погиб при катании на тубе, привязанной к автомобилю. 13-летняя Вероника из Владимира утонула в ванной при купании. Она потеряла сознание. Сейчас следователи оценивают адекватность действий врачей, поскольку у ребенка не до конца выявили диагностикой заболевания головного мозга, что, мы не исключаем, послужило причиной такого приступа потери сознания и последующей гибели при сложных обстоятельствах.

— Иногда меня охватывает чувство, что не мы детям диктуем правила жизни, а они нам уже их диктуют. И когда совершается что-то из ряда вон, мы бежим за этими детьми, переговариваемся между собой и спрашиваем – да как же это так получилось-то, откуда такая агрессия, откуда такая жестокость? Мы же заходили, разговаривали, мы собрания проводили – да как же это получилось-то?

— А потом вопрос номер два – также в беге друг другу мы задаем. А кто виноват? Опека? Школа? Родители? Интернет? ПДН? КДН? Ответы находятся в материалах уголовных дел. Я хочу вам сказать, что они типичны. Типичны, потому что где-то мы не дорабатываем.

Также полковник юстиции Ирина Минина рассказала более подробно о некоторых случаях проявления жестокости у детей. В частности, оназаговорила на одну из самых обсуждаемых в обществе тем – об избитом в Покрове мальчике-инвалиде. 20 марта несколько подростков напали на 13-летнего Кирилла Трусова, обвинив его в «оскорблении» их общей знакомой девочки Маши.

— Все семьи, в том числе и потерпевшего, представляют из себя сложную конструкцию, так скажем. Потерпевший Трусов должен воспитываться мамой – передан на руки бабушки и дедушки, которые естественно с ним не справляются. Мама, да и сам Кирилл зарегистрированы в Москве. Туда его не забирают. Только сейчас, после нонсенса, который произошел, она начала хлопотать. Местные власти ее все время подталкивали к тому, чтобы отправить Кирилла в специализированный интернат. Мальчик-инвалид детства по психическому заболеванию. Какие бабушка и дедушка? А он надомник! Мы его видим!

— Этот мальчик – он не из ниоткуда. Он не несчастный по улице проходил. Он, простите за выражение, тусовался вместе с теми, кто его бил. Он неоднократно был на квартире, где любили собираться вот эти вот подростки – играли в компьютер, кто-то там что-то распивал, курил – он присутствовал при этом. Поэтому неосторожные какие-то высказывания потом вызвали реакцию – а давайте его изобьем, он высказался нелестно о девочке.

— Мы видим картину во всех семьях. Один [из нападавших – прим. ред.] приемный ребенок – возвращают его сейчас в детский дом, а приемная мама была прекрасная. Она работает в школе, где он учился. Прививала ему все самое лучшее… Все, сейчас ребенок возвращен в детский дом. Нельзя уже держать его в приемной семье. У кого-то из нападавших детей отчим, у кого-то приемная семья.

— Центровая фигура – Маша, из-за которой, собственно, начался этот конфликт. Я буквально приведу слова, которые произнес руководитель следственного отдела. Мы с ним беседовали о причинах произошедшего. Он сказал: «Вот этой Маше родители покупали чемоданы косметики, одежды, ведра всяких побрякушек – это вместо того, чтобы заниматься воспитанием. Они зарабатывают деньги и подсовывают ребенку подарки. И вот это разукрашенное, разодетое создание в 15 лет инициирует конфликт. Потому что нечем заняться, потому что предоставлена сама себе».

— Сейчас могу вам сказать, что квалификация преступления, возбужденного со 112 статьи [Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью – прим. ред.], скорее всего будет снижена на 115 [Умышленное причинение легкого вреда здоровью – прим. ред.], т.е. эксперты дают причинение легкого вреда. Мы разбирали все по полочкам совместно с нашими коллегами из МВД.

— Там, где мы пытаемся детям привить идеалы добра и справедливости, некоторые из них, а сейчас это нарастающая масса, почему-то выбирают штампы из интернета, где демонстрируются агрессия, насилие и разбирательства между сверстниками неприятным для нас с вами путем.

— Незанятые дети предоставлены сами себе. Вот мы видим причины этой агрессии, потому что учебник жизни у них в интернете.

Мы продолжим публикации материалов с данного мероприятия.

ВИКТОРИЯ ЩЕРБАКОВА