БОРИС АРОНОВ

ГОВОРКОВЫ

Рассказ

Тридцатого декабря Вадим Васильевич Говорков – худощавый человек лет шестидесяти пяти –  отправился в лесничество покупать ёлку. Правда, располагалось оно далековато, на самой окраине их маленького подмосковного городка, но выбор там был – лучше не придумаешь!

Ёлка ему и в самом деле досталась хорошая – пушистая, с шишечками на кончиках веток.  Вадим Васильевич нёс её домой по заснеженным улицам и вспоминал, что дочка, когда была маленькой, всегда ходила в лесничество вместе с ним и по дороге вполголоса напевала про ёлочку, которой холодно в лесу зимой.

Теперь дочка  была замужем, жила в Москве  и тридцать первого должна была прибыть вместе со всем своим семейством, встречать Новый год.

Жена – Галина Васильевна – была дома. Она со всех сторон оглядела покупку и в знак одобрения чмокнула мужа в лысину. Ёлку внесли в гостиную и установили в специальный треножник.

— Значит так, —  сообщила Галина Васильевна, — сейчас ёлку нарядим, а потом холодец разливать будем. Согласен?

Вадим  Васильевич кивнул и полез на антресоли за игрушками.

— Гляди, аккуратнее, не свались! – сказала   жена, принимая коробки.

— Сказала тоже, — усмехнулся Говорков, — инвалид я что ли?

— Да уж, вчера на вечере, как молодой отплясывал!

— Да и ты тоже на месте не сидела!

Накануне в клубе картонажной фабрики, на которой  Говорковы до сих пор работали инженерами, был новогодний вечер и Вадима Васильевича даже наряжали Дедом Морозом.

— Что ж мне, отставать от тебя, что ли, — засмеялась Галина Васильевна, взбираясь на табуретку. — Будешь мне игрушки подавать!

Через час работа подошла к концу.

Включили гирлянду. Разноцветные  огоньки многократно отразились в шарах и мишуре.

За окном стемнело. В конусе фонарного света роились снежинки.

— Пойду — ка я стариков поздравлю, — проговорила Галина Васильевна, —  а то завтра некогда будет.

Она имела в виду соседей —  Анну Павловну и Ивана Семёновича.

С улицы доносились весёлые голоса и хлопки петард.

Говоркова возвратилась минут через пятнадцать.

— Совсем  плохие стали, — вздохнула она, — особенно дядя Ваня. Еле ходит.  А был-то каким орлом!

— А лет ему сколько?

— Наверно, восемьдесят. И тёте Ане около того.

По телевизору показывали «Иронию судьбы».

— Ты давай, не расслабляйся! – сдвинула брови Галина Васильевна, заметив, что муж устраивается в кресле поудобнее. – Пошли на кухню холодцом заниматься!

И, хитро посмотрев на Вадима Васильевича, добавила:

— Будешь чеснок чистить и меня развлекать, ладно?

На кухне Говорков уселся у окна, и, пока жена возилась у плиты, болтал о всякой всячине.

— А давай в следующий раз Новый год на даче встречать, — вдруг предложил он  — приедут дети… встанем на лыжи, … дойдём до места, … печку затопим…

Дача у Говорковых была километрах в семи от города.

— А ёлку нарядим ту, что у крыльца растёт! – подхватила Галина Васильевна.

Вскоре холодец был разлит по эмалированным посудинам и украшен кружочками крутых яиц.

— На сегодня всё! – подвела итог Говоркова. – Оливье завтра сделаем.

— А помнишь, как мы с тобой колбаски готовили, …я тогда ещё по всему городу искал … этот…как его…кардамон!

— Вспомнил тоже! Это когда было?

— А когда? – неуверенно проговорил  Вадим Васильевич. – Года три, наверно, прошло…

— Ну, у тебя точно склероз! Мы эти колбаски только раз и делали, детям на свадьбу! Ну-ка скажи, сколько лет они женаты?

— Пятнадцать …

— То- то же! А ты – три года, три года…

— Да…быстро время летит…

— Говорят, чем дальше, тем быстрее. Не успеешь оглянуться – ещё пятнадцать пройдёт!

— И нам тогда тоже будет под восемьдесят… — задумчиво произнёс Вадим Васильевич, а Галина Васильевна покачала головой и грустно улыбнулась.

Она поставила чайник и сделала громче радио. Передавали концерт, и женский голос пел о том, что старый год кончается, а каждый следующий обязательно  будет лучше предыдущего.

Автор: Аронов Б. М.

Добавить комментарий

  • 1 просмотр
  • УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично
  • 0 комментариев,
    добавьте свой
  • Читать статью
    на сайте источника
    МАУ «Покров Медиа»