11:54
08
`08`2016

Шаги в темноте

— Как такое может происходить? Ведь это невозможно! Наверное, на крыше кто-то просто хулиганит! — осенило её.

Марина и Олег недавно справили новоселье, сделав себе шикарный подарок на первомайские праздники. Квартиру им удалось купить очень недорого. Старинный из красного кирпича с затейливым фасадом несколько лет назад капитально отремонтированный и перестроенный внутри большой дом недалеко от центра подходил как нельзя лучше – оттуда Олегу, инженеру-проектировщику, до работы было совсем недалеко. Прежде супруги жили в другом городе, но там хорошо устроиться по специальности мужу оказалось трудно. Поэтому предложенное через приятелей по универу подходящее место в соседнем регионе на крупном оборонном предприятии пришлось как нельзя кстати. А с учетом ранее накопленной на собственное жилье суммы и новой большой зарплаты Олега, оказалось возможным взять далеко не запредельный кредит и приобрести столь желанную «двушку». Правда, на верхнем этаже, но весьма приличную.

Марина не работала – их дочке Танечке шел лишь третий год, и молодая женщина оказалась в уже привычной роли домохозяйки. Ее супруг пропадал на заводе почти целыми сутками: участвовал в разработке «горящих» проектов, выходил сверхурочно, выезжал на полигоны, где испытывались опытные образцы. Использовал любую возможность дополнительного заработка, не теряя квалификации. Обычно домой он возвращался лишь поздно вечером, и вскоре «отрубался» до утра, когда еще затемно собирался на новую смену.

Впрочем, и у Марины забот хватало: маленький ребенок и хозяйство требовали немало времени и сил, к тому же она следила за собой, занималась гимнастикой и увлекалась шитьем. В отличие от Олега сон у нее был не глубокий. Она то и дело просыпалась, вставала посмотреть на дочурку, потрогать лобик, поправить одеяльце, а потом вновь пыталась уснуть. Хорошо еще, что соседи попались тихие: никто не включал громко музыку и не устраивал шумных застолий. Лишь одно немного беспокоило. Порой среди ночи где-то неподалеку отчетливо слышались быстрые шаги. Точнее — мелкие дробные шажочки, словно бегал не в меру расшалившийся ребенок. Подобное беганье обычно продолжалось минут пять, а потом все стихало. Впрочем, поутру в каждодневных заботах и суете об этом как-то забывалось…

Однажды после бессонницы беготня ребенка поблизости показалась Марине особенно докучливой. К тому времени обитателей двух соседних квартир на лестничной площадке она уже знала: в одной жили старики-пенсионеры, а в другой – мать-одиночка с взрослой дочерью-невестой. Никаких малышей там не было.

– Надо пойти в квартиру снизу, познакомиться с соседями и попросить, чтобы они не разрешали ребенку бегать по ночам! – решила Марина. Утром, отправляясь с дочкой на прогулку, она позвонила в дверь квартиры снизу на четвертом этаже, но ей никто не открыл.

– Наверное, на работе! – решила молодая мама. Придется вечером заглянуть…

В сквере неподалеку, где мамаши и бабушки традиционно выгуливали детей и внуков на тенистых липовых аллеях, Марина случайно разговорилась с пожилой благодушной женщиной, которая отрекомендовалась Анной Ивановной. Пенсионерка тоже гуляла с любимым внучком Сережей. Пока дети играли на травке у большой клумбы, молодая женщина, соскучившись по общению, заболталась с соседкой по лавочке. Оказалось, что они и по дому соседи – живут в разных подъездах. Анна Ивановна с гордостью сообщила, что их дом – исторический, строился как особняк какого-то князя, который после революции и расстрела владельца конфисковали и перестроили, причем одно крыло поставили аккурат на снесенном старом кладбище. Из-за этого его называли «домом на костях», но это было очень давно. И хотя раньше квартировать там считалось опасным — с жильцами порой случались разные неприятные истории, теперь “ничего такого почти нет”. Правда, когда Марина сказала новой знакомой, в какой квартире они живут с мужем и дочкой, в глазах Анны Ивановны вдруг промелькнул испуг, и она сразу засобиралась уходить. Но возможно это лишь показалось и так совпало.

После ужина, оставив дочку с очень кстати пришедшим пораньше с работы Олегом, Марина вновь позвонила в квартиру этажом ниже. После минуты ожидания и повторного звонка, ей, наконец, открыла аккуратная глуховатая ветхая старушка:

– Что вам угодно?

– Мы с мужем теперь живем в квартире над вами. У вас ночью постоянно бегает ребенок, это мешает нам спать…

– Какой ребенок? – неподдельно изумилась бабушка. – Я здесь, увы, совсем одна. Детки мои давно взрослые, внуки есть, но они в Ленинграде, и сюда приезжают лишь на каникулы, да и то не всегда. Сама-то я никуда не хожу, и никого тут почти не знаю, поменялись у нас за последние двадцать лет владельцы почти всех квартир. Ко мне три раза в неделю соцработница Надя приходит, все мне приносит, дай ей Бог доброго здоровья, душевная женщина. Наверное, это шумят над вами этажом выше!

– Наверное, – машинально ответила Марина, и, извинившись, простилась с соседкой. – Неудобно получилось, – думала она, поднимаясь вверх по лестнице. – Может, это, действительно, не снизу, а сверху малыш бегает? И тут же спохватилась: – Да кто может сверху-то бегать? У нас же последний этаж!

От этой мысли ей почему-то на мгновенье стало жутко, и неизвестно отчего она вспомнила диковатый взгляд Анны Ивановны на скамье в скверике и ее «дом на костях».

Ночью Марина долго не могла уснуть. После полуночи откуда-то вновь раздался дробный топот. Теперь она явственно поняла, что звуки доносятся сверху.

– Но как же так? Выше чердак и крыша, кто может там гулять, а тем более бегать по ночам?

И потом почти до утра не могла сомкнуть глаз…

Через несколько дней Марина в том же сквере завела новое знакомство – со своей ровесницей тоже мамочкой по имени Катя. Молодые женщины быстро прониклись взаимной симпатией и разговорились. Катерина жила в доме напротив, и ведала все и вся в округе. А когда узнала, где поселились Олег с Мариной, невольно ойкнула и даже прикрыла рот ладошкой.

– Да что такое? – рассердилась Марина на подобную реакцию. — Мимо лавочек у дома прохожу, старушки на меня косятся и о чем-то шепчутся, недавно пенсионерка тут от меня убежала…

– Неужели ты ничего не знаешь? – недоверчиво уставилась на нее Катя. – Вы же в той самой квартире живете, где ребенок погиб!

Оказалось, что пару лет назад в квартире, где поселились Марина с Олегом, жила другая пара. Однажды их четырехлетний малыш непостижимым образом забрался на чердак (рабочие проводили там ремонт и ушли обедать, оставив открытым люк), а оттуда выбрался на крышу. Оттуда он и сорвался, разбившись насмерть. А его убитую горем мать через полгода увезли в психбольницу, так как она все время плакала и кричала, что каждую ночь слышит, как ее сын бегает по крыше. После этого квартиру продали, а потом через риэлтерскую фирму подыскали новых владельцев…

Забрав Таню с игровой площадки, Марина заторопилась домой. Мысли у нее путались.

– Как такое может происходить? Ведь это невозможно! Наверное, на крыше кто-то просто хулиганит! – осенило ее. Марина позвонила мужу, но в мобильнике лишь монотонно слышались длинные гудки. Однако она с детства отличалась решительным смелым характером, поэтому захотела сама попасть на крышу, и посмотреть что и как. Люк запирался за хилый замок, который легко открылся обычной шпилькой. Поднявшись на чердак, Марина осторожно вышла на крышу. Там было пустынно. Вдруг за трубой дымохода раздался громкий стук, словно кто-то топал ногами. Собрав волю в кулак, Марина заглянула за трубу и увидела большую, даже огромную ворону, что-то увлеченно клевавшую, с силой долбя массивным клювом по железу.

– Кыш! – выдохнула женщина, прогоняя серо-черную птицу. С бьющимся сердцем она спустилась вниз и вернулась в квартиру, почему-то не чувствуя облегчения. Открыв дверь, она с дрожью ощутила невесть откуда взявшийся сквозняк. Рванувшись в комнату дочки, Марина увидела открытое окно, вьющуюся под свежим ветром занавеску, и солнечный день померк в ее глазах…

Фото: http://needadvice.in.ua/wp-content /uploads/2015/09/maxresdefault.jpg

Автор: Николай Фролов

Добавить комментарий